Самоходка гвардии старшины Позднякова неуловима

Из комнаты в комнату брожу по зданию будущего музея, откуда только что ушли строители, оставив после себя запахи стружки, клея, и куда теперь поступают первые экспонаты. Решение о создании Баунтовского районного краеведческого музея было принято летом прошлого, 1980 года. Образован

совет по его созданию, выделено помещение, и работа началась. Возглавил эту большую работу ветеран войны и труда, бывший учитель, а ныне пенсионер Александр Георгиевич Поздняков.

Каждый день он приходит в это здание. Звонит, пишет письма в организации и на предприятия района, школьникам, рабочим, пенсионерам, просит помочь в составлении гербариев, поисках редких экспонатов, поделиться воспоминаниями о прошлом.

Александр Георгиевич не просто увлечен этой работой, но и поглощен ею. И говорит только о музее.

Вот и теперь он делиться со мной радостью приобретений, показывает новинки, рассказывает о своих помощниках. И немало удивлен, когда вместо вопросов о музее я прошу его рассказать о войне.

Видано, пережито, выстрадано немало и рассказывать не так просто.

… С первым Белорусским фронтом Александр дошёл до Берлина. Освобождал Варшаву, Познань, другие европейские города, под Потсдамом побывал в окружении. Праздник Победы встретил на берлинской Фридрихштрассе. Радость была большая – тяжелая и страшная война позади. Позади лишения, ужасы, смерть, подстерегающая на каждом шагу. До Берлина дошло только пятеро из 317 товарищей, с кем начинал боевой путь от Проскурово… Разве этот факт не говорит о тех жертвах, которые принёс советский народ делу Победу?

Первый бой на Западном фронте Александр Поздняков принял весной 1944 года, прибыв туда с дальневосточных рубежей нашей Родины. Воевал в 1-й гвардейской танковой армии 399-го гвардейского самоходного тяжелого полка.

Поздняков с гордостью подмечает, что начало дивизии заложено от броневиков Финского вокзала Петрограда, с одного из которых выступал В.И. Ленин в апреле 1917 года. Славный путь прошла эта дивизия, в составе которой воевал и наш земляк. За боевые заслуги Александр Георгиевич награжден двумя орденами Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За взятие Берлина» и другими.

Никогда не забудет бывший фронтовик бой, за который был получен один из орденов Красной Звезды.

… Тишину утра нарушило урчание боевых машин. До двух рот танков и несколько самоходок, форсировавших польскую реку Сан, остановились в садах небольшого хутора. Предстояло перерезать огнем дорогу, которая проходила вдоль линии фронта в километре от хутора, и по которой немцы спешно перевозили войска, снаряды, боевую технику для защиты города Радум. Советские танки должны были помешать перемещению немецких войск. Но немцы, разгадав этот замысел, открыли с господствующих высот ураганный огонь по нашей технике. После трехчасового боя поле было усеяно сгоревшими и подбитыми немецкими и советскими самоходками, танками. Но самоходка гвардии старшины Позднякова, ловко лавируя среди сгоревших, контролировала рокадную дорогу. Экипаж настолько умело вёл бой, что пущенные немцами в обход танки не могли её подбить. Зато огонь нашей самоходки был настолько губительным, что ни один выстрел не миновал цели, появлявшейся на этой дороге.

На полях в это время созревала пшеница. И немцы под прикрытием хлебов бросили пехотинцев, чтобы забросать самоходку гранатами и сжечь. Но меткий огонь из пулеметов и автоматов и близко не подпустил немцев к машине. Самоходка охраняла дорогу до тех пор, пока город Радум не пал. Задача, поставленная командованием, была блестяще выполнена…

В первые послевоенные годы А.Г. Поздняков часто видел сны о войне. Со временем все улеглось, но появилось другое – не может он спокойно смотреть кинохронику военных лет. Нервы не выдерживают…

Но фронтовик всегда находит время, чтобы откликнуться на приглашение школьников или рабочих рассказать о боевых товарищах, отстоявших мир в годы Великой Отечественной.

Обращаясь к ветеранам войны, Александр Георгиевич однажды сказал:

- Больше рассказывайте подрастающему поколению о войне, о бедах, которые она принесла. Ведь нас остается все меньше и меньше, и наше живое слово для них доходчивее любой книги, оно крайне необходимо.

Е.В. Богачев, 1981 г.